четверг, 19 мая 2011 г.

Была ли реформа Иосии?

Niels Peter Lemche , The Historian and the Bible, Essays in Honour of Lester L. Grabbe (2010) 11-19
William Brassey Hole, Царь Иосия очищает землю от идолов
William Brassey Hole, Царь Иосия очищает землю от идолов

Сегодня, когда внимание ученых сосредоточено не только на исследованиях самой истории, но и на том, каким образом люди прошлого в различных условиях конструировали свою историю, важное значение приобрел термин "культурная память". Культурная память связана не столько с самой историей, как часто ошибочно предполагают, сколько с тем, как люди создают свою историю. Для ученых, изучающих культурную память, не представляет особого интереса вопрос о том, много или мало сходства имеет эта сконструированная история с реальными событиями.

Рассматривая рассказ о реформе Иосии с позиций культурной памяти, мы попытаемся ответить на следующие вопросы: необходима ли реформа Иосии для воссоздания истории Израиля и не была ли эта реформа частью сконструированной истории, направленной на обоснование господства иудеев в Палестине в гораздо более позднее время.



Две версии рассказа о реформе царя Иосии.

Ветхий Завет содержит два повествования о реформе царя Иосии. Наиболее известное находится в 4 Цар. 22-23, другое - в 2 Пар. 34-35. Вступление 4 Царств 22 сопровождается обычными сведениями о царе: возрастом восшествия на престол, именем матери, и оценкой, данной ему автором. Иосия оценен как хороший правитель, равный Давиду. Затем внимание автора обращается к восстановлению Храма Йахве и находке книги закона, которую писец Шафан читает перед царем. После этого следует покаяние царя и далее передается пророчество Олдамы о том, что царь умрет в мире и глаза его не увидят бедствий, наведенных Йахве на Иерусалим. Глава 23 продолжается повествованием о том, как Иосия идет в Храм, и зачитывает там перед всем народом книгу закона. Вслед за этим, народ вступает в новый завет с Йахве, после которого приступают к очищению Храма. Из Храма выносят все языческие символы, а обитель Ашеры опустошают. Царь разрушает "высоты" (bamoth) по всей Иудее. Кроме того, он уничтожает bamah и жертвенник Иеровоама в Вефиле (однако, не упоминается о золотом тельце) вместе с остальными bamoth в городах Самарии. Служителей этих культовых объектов лишают жизни на своих алтарях. По возвращении в Иерусалим, царь организует празднование Пасхи, которая не отмечалась все дни израильских и иудейских царей. Эта часть повествования заканчивается одобрением царя Иосии, однако автор также объявляет о грядущей гибели Иерусалима и Иудеи. Конец рассказа о Иосии краток: он отправляется в Мегиддо, чтобы встретить фараона Нехо на пути в Сирию, и там погибает от его руки. Тело царя слуги хоронят в Иерусалиме

Изложение истории Летописцем (2 Пар. 34-35) близко к рассказу из 4 Царств, из чего ясно, что текст 4 Царств - это оригинальный источник версии Летописца. Однако, после небольшого введения, более короткого, чем в параллельном рассказе из 4 Цар. 22:1-2, описывая изменения в религиозной сфере, инициированные царем, автор распространяет реформы вплоть до колена Неффалимова. Следующий эпизод из рассказа Летописца о правлении Иосии сходен с параллельным эпизодом в 4 Цар.: священник Хелкия обнаруживает книгу закона в Храме и ее доставляют к царю, затем пророчица Олдама предрекает судьбу царя и Иерусалима. После этого, царь зачитывает закон перед народом, и очищает области, в которых жили израильтяне. Затем празднуется Пасха, регулируется храмовый культ, устанавливаются ежедневные обязанности священников, при этом особый упор делается на служение священников-левитов. В финале, с большими подробностями описывается празднование Пасхи. В конце истории нам сообщается, что так Пасха не отмечалась со времен Соломона. История смерти Иосии представлена у Летописца в более развернутом виде, мы узнаем, что Иосия несмотря на предостережение Йахве, произнесенное устами фараона, вышел в Мегиддо для сражения с египтянами, которыми руководил фараон Нехо. Там Иосия получает смертельное ранение и его доставляют в Иерусалим для погребения

Очевидно, что версия Летописца далеко не повторяет послушно рассказ из 4 Цар. Наблюдаются отличия в порядке событий, очищение Храма отделено от обнаружения книги закона. Изменена роль левитов, деятельность Иосии более масштабна, и распространяется гораздо дальше на север, вплоть до колена Неффалимова, тогда как в 4 Цар. упомянуты только города Самарии. По сравнению с 4 Цар., более обстоятельно описано празднование Пасхи, а мысль о том, что фестиваль не праздновали во времена царей, появляется только в конце этого описания, а не в начале, как в 4 Цар. Наконец, и это крайне занятно, описание смерти царя Иосии отличается от соответствующего короткого фрагмента в 4 Цар., и содержит странную информацию о том, что египетский царь сам сообщает Иосии волю Йахве. Ясно, что цели Летописца отличались от целей его девтерономического коллеги. Его Иосия вовсе не безупречен, хотя Летописец и сохранил вводный фрагмент с положительной характеристикой царя. Иосия пренебрегает волей Господа и потому наказывается. В его смерти слышны отголоски печальной участи Ахава(3 Цар. 22), который не внемля предупреждению, данному пророком Михеем, сыном Иемвлая, получает смертельное ранение в битве с арамеями, и умирает, сраженный вражеским лучником. В 2 Пар. 35:23 Иосию постигает та же участь, даже в его последнем распоряжении отдаются эхом слова Ахава из 3 Цар. 22:34.

Реформа Езекии.

Несмотря на зависимость от своего Vorlage (4 Цар.), позиция Летописца все же резко отличается,- Иосия для него не великий герой, и почести он воздает другому царю - Езекии (2 Пар. 29-32). Летописец в своем рассказе смещает акценты на аспекты или совсем не упомянутые, или непринципиальные для автора 4 Цар. В 2 Пар. преобладают две темы: реформа Езекии, которая включает множество элементов также встречающихся в истории Иосии, и служба священников в Храме. Фактически, Езекия начинает свою реформу немедленно после вступления на престол (2 Пар. 29). Вступительная часть истории Езекии касается служения левитов, завершаясь в 2 Пар. 31 подробным рассказом о реформе и подготовке Храма. При этом, версия Летописца передает в больших подробностях короткие заметки 4 Цар. о делах Езекии в Иерусалимском храме, но умалчивает о медном змее Моисея (4 Цар. 18:4).

Вторая часть повествования Летописца посвященного Езекии описывает празднование Пасхи (2 Пар. 30), - длинный рассказ, который завершается утверждением, что ничего подобного не происходило в Иерусалиме со дней Соломона (2 Пар. 30:26). В этом праздновании участвует весь Израиль, от Вирсавии до Дана. В отличие от автора 4 Цар., у Летописца не вызывает особого интереса история атаки, предпринятой ассирийским царем Сеннахиримом на Иерусалим, и он опускает большую часть соответствующего рассказа из 4 Цар

Автор 4 Цар. не делает акцент ни на Езекию как реформатора, ни на его Пасху (о которой и вовсе не упоминается). Честь возобновления празднования Пасхи принадлежит Иосии. Основное внимание автора 4 Цар. направлено на отношения Езекии с Сеннахиримом и ассирийской армией, и на чудесное спасение Иерусалима

Ясно, что девтерономический историограф не намерен продвигать Езекию в ущерб своему собственному герою - Иосии. Единственное мнение, в котором оба рассказчика сходятся, состоит в том, что Езекия был хорошим царем, таким же как Давид. Однако, они также согласны и в том, что главная реформа религиозной сферы в Иерусалиме была осуществлена до Вавилонского Изгнания

С чем связаны различия между рассказом из 4 Цар. и повествованием Летописца? Очевидно, 4 Цар. был для Летописца основным источником. Поэтому, если бы автор 4 Цар. опирался на общепринятые исторические факты, Летописец должен был принять и придерживаться версии своего авторитетного источника. Но автор Хроник этого не делает, он смело вносит изменения в рассказ о прошлом. Конечно, старый и традиционный ответ на вопрос о различии версий состоит в том, что девтерономическая версия ближе соответствует исторической правде, однако такое рассуждение - это часть порочного круга. Считается, что первоначальная версия Девтерономической Истории написана не более чем за пару поколений после времен Иосии. Поэтому, в качестве исторического источника, рассказ девтерономиста считается более надежным, чем рассказ Летописца, который был составлен еще через несколько поколений. При условии, что Девтерономическая История, или, по крайней мере, ее первая редакция, принадлежит первой половине VI века до н.э., этот источник правильно освещает события VII и начала VI века до н.э. Если основное предположение верно, то любой историк согласится с таким выводом

Однако, если основное предположение ошибочно, то есть кн. Царств написана позже, то мы вольны попытаться найти причины существования двух расходящихся версий рассказа о последних годах Иудейского царства. Датировка Девтерономической Истории не имеет надежной основы. Ученые обычно опираются на заключительную запись 4 Цар. 25:27-30, о том, что царь Иехония был освобожден из тюрьмы, когда Навуходоносор умер, т.е. в 562 г. до н.э. Этот год можно считать самой ранней датой начала составления Девтерономической Истории. Однако, у нас нет самой поздней возможной даты рождения Девторономической Истории. Нам сообщается, что Иехония находился на содержании вавилонского двора, до тех пор пока был жив. Ясно, что эти строки были написаны, когда Иехония уже скончался. Однако, когда он умер - не известно. Может быть, через год или через десять лет после смерти Навуходоносора, а может и через двадцать, что помещает время начала работы над Девтерономической Историей в середину или в конец VI века до н.э. Другими словами, у нас нет надежных зацепок для датировки этой «Истории».

 Падение Самарии и депортация израильтян
Падение Самарии и депортация израильтян

Для доказательства историчности рассказа о Иосии из 4 Цар. часто используется сложный аргумент о происхождении книги Второзаконие. Этот вопрос затронул Альбрехт Альт в книге «Родина Второзакония» («Die Heimat des Deuteronomiums», 1953 г.), где он связывал рождение девтерономической школы и происхождение книги с падением Самарии в 722 г. до н.э. и потоком беженцев, которые, как он предполагал, искали убежища от ассирийцев в Иерусалиме. Конечно, это безосновательное утверждение, если нет доказательств перемещений жителей севера на юг. Надо отметить полное молчание Ветхого Завета на этот счет. Более того, ВЗ наоборот рассказывает, что население Самарии было вывезено в иностранные области, - в Халаху, Хавор и Мидию, а вместо депортированного самаритянского населения, ассирийцы позволяли селиться в Самарии пришельцам, которые, т.о., стали предками презираемых в будущем самаритян.

 Кампания Сеннахирима
Кампания Сеннахирима

Текстуальных доказательств бегства «северян» в Иудею и Иерусалим, таким образом, нет. Однако, существует возможность, что археология может предоставить свидетельства прибытия израильтян в Иерусалим. В ряде публикаций Исраэль Финкельштейн утверждал, что рост Иерусалима во время Езекии был результатом перемещения людей из Самарии в Иерусалим. Само расширение границ города является неоспоримым и заметным, оно изменило облик Иерусалима от незначительного города на холмах до крупного поселения, насчитывающего тысячи жителей. Однако, это объяснение можно поставить под сомнение. Известно, что осадив город, Сеннахирим почему-то пощадил Иерусалим. Было много объяснений того, почему Сеннахирим, как будто зная о будущем священном статусе города, проявил снисхождение в отношении Иерусалима. Конечно, статус города не остановил бы ассирийского правителя, полностью разрушившего Вавилон и, отклонившего течение Евфрата, чтобы затопить этот священный город. Поздняя еврейская традиция считала освобождение Иерусалима чудом, и 4 Цар. включает развернутую историю о спасении города, которая полностью легендарна. Представляется разумным, что Сеннахириму не имело смысла затрачивать много времени на эту незначительную область. Он опустошил страну Езекии от одного конца до другого и разрушил его самый главный город –Лахис. Точная причина снятия осады с Иерусалима в конце кампании не известна, но я думаю, что для ассирийского царя важнее было отправить своих солдат домой для сбора урожая (в основном, они были крестьяне). Сеннахирим, должно быть, был удовлетворен результатами своей кампании, т.к. он не возвращается и через год, что было бы естественно для ассирийского правителя, если бы кампания не была успешно завершена.

Теперь у нас есть альтернатива объяснению Финкельштейна о причинах роста Иерусалима. Иерусалим был единственным нетронутым городом в царстве Езекии, и, следовательно, естественным пристанищем для жителей страны, которым удалось избежать депортации в Ассирию, но все же потерявшим свои дома. Финкельштейн относит рост населения к периоду после 720 г. до н.э. , однако вряд ли возможно сделать различие в датировке этого события периодами 720-700 гг. и 700-680 гг. до н.э.

Вопрос о происхождении Второзакония связан с проблемой возникновения так называемых северных традиций в ВЗ. Ранее наличие северных и южных традиций объясняли как результат первоначального единства между севером и югом, восходящим к Давиду и Соломону и даже раньше. Так как существование империи Давида уже не надежный исторический факт, такое единство не кажется правдоподобным, и, следовательно, гипотеза Альта о происхождении Второзакония становится снова актуальной. Однако, ученые последовавшие примеру Альта, возможно, слишком оптимистичны и недальновидны. Одна из наиболее интересных тем новых исследований Палестины 6-ого века до н.э., представленных Oded Lipschits в его публикациях, затрагивает демографические различия между центральными холмами к северу от Иерусалима и самим Иерусалимом после вавилонского вторжения. Разрушения, которые практически уничтожили цивилизацию в Иудее, почти не повлияли на жизнь всего в нескольких милях к северу от Иерусалима. У Новуходоносора, очевидно, не было причин учинять расправу над населением, живущим к северу от иудейского царства. А это означает, что их традиция могла сохраниться, и позднее объединиться с иудейской. Поэтому, для объяснения происхождения Второзакония и присутствия северных традиций в ВЗ мы не нуждаемся в миграции из Самарии в Иерусалим уже в 8 или 7 веках до н.э. Это также значит, что для объяснения позднего иудаизма мы не нуждаемся ни в реформе Иосии, ни в реформе Езекии.

Следовательно, мы можем считать реформу Иосии частью мифа о происхождении еврейского народа, господствовавшего в Иерусалиме и Иудее, и претендовавшего также и на остальную страну. В терминах культурной памяти, Иосия и его реформа являются неотъемлемой частью образа прошлого, созданного девтерономическими историографами. Их суждения, их выбор героя и выбор того, что имеет первостепенное значение и создали иудаизм. Существование альтернативы этой картине прошлого в Хрониках предостерегает нас от предположения, что девтерономический рассказ является историческим фактом. Очевидно, что Летописец был не слишком удовлетворен тем, что девтерономист выбрал царя Иосию в качестве великого реформатора. Он частично сохранил девтерономический рассказ, но переписал его согласно своим собственным предпочтениям. В качестве выдающегося реформатора храмового культа в Иерусалиме Летописец выбирает Езекию. Он, очевидно, не испытывает доверия к девтерономической версии, и поэтому создает собственную историю, внося значительные изменения.

Все это свидетельствует против историчности реформы Иосии и в пользу того, что реформа является частью девтерономической памяти о прошлом. Такой статус реформы, возможно, подтверждается отсутствием упоминаний о реформе в книге пророка Иеремии, хотя предполагается, учитывая его призвание в пророки в 626 г. до н.э., что Иеремия был очевидцем реформы. Почти нет упоминаний даже о самом Иосии в книге Иеремии, не говоря уже о событиях, которые, как предполагается, имели место по библейской хронологии всего три года спустя после начала пророческой карьеры Иеремии. По-видимому, девтерономический составитель материала, включенного в Книгу Иеремии, (еще) не знал о изобретенной в Девтерономической Истории реформе.

7 комментариев:

  1. Интересная статья, довольно трезвая.
    Существует мнения о том, что истории о реформах царя Иосии и о его уничтожении высот служат оправданием и легитимизацией уничтожения Йохананом Гирканом в 110 г. до н.э. храма на горе Геризим. Это мнения довольно радикально, но анализ различий в источниках библейского текста (МТ, СП, LXX, DSS) дает основание утверждать, что так называемая "девтерономическая радакция" библейских текстов произошла во времена династии Хасмонеев (2-1 века до н.э.).

    ОтветитьУдалить
  2. Очень интересная статья. Те теории, которые в свое время произвели фурор в религиозной традиции прошлых веков (вере в писательство Моисеем Торы etc.), оставляя право на частичную историчность ВЗ, сегодня теряют почву под ногами из-за того, что и они были недостаточно радикальны, чтобы усомниться в историчности даже, на первый взгляд, таких правдоподобных историй, как реформа Иосии. А в самом ВЗ остается все меньше и меньше истории... Это чем-то напоминает историю "поиска исторического Иисуса", результатом которой стал вывод, что все, что мы можем знать об Иисусе можно уложить в полтора десятка тезисов (был иудеем, ученик Иоанна, апокаллиптик, что, впрочем, частью ученых оспаривается, умер в Иерусалиме). Подавляющая же часть написанного про Иисуса в наших евангелиях - скорее то, что хотели видет (и видели) в Иисусе следующие поколения христиан.

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо, друзья, специально для Вас переводили.:)
    ====
    Существует мнение о том, что истории о реформах царя Иосии и о его уничтожении высот служат оправданием и легитимизацией уничтожения Йохананом Гирканом в 110 г. до н.э. храма на горе Геризим.

    -Занятное мнение, а кто его исповедует?
    ====
    ...все, что мы можем знать об Иисусе можно уложить в полтора десятка тезисов (был иудеем, ученик Иоанна, апокаллиптик, что, впрочем, частью ученых оспаривается, умер в Иерусалиме).

    -А колдуном Иисус был?:)

    ОтветитьУдалить
  4. -Занятное мнение, а кто его исповедует?

    Так называемые "библейские минималисты". Они датируют большинство библейских текстов 3-1 веками до н.э. Это очень радикальное мнение, но они не является невозможным. У нас нет письменных свидетельств существования историй о реформах Иосии, которые можно было бы однозначно датировать хотя бы 3-2 веками до н.э. Даже среди рукописей Мертвого моря нет ни одного отрывка о реформах Иосии. Так что такая гипотеза имеет право на существование то тех пор, пока не будет либо опровергнута, либо доказана.

    ОтветитьУдалить
  5. -А колдуном Иисус был?:)

    Это едва ли, хотя если экзорциста считать колдуном, тогда - да:-)

    ОтветитьУдалить
  6. Анонимный3 июля 2011 г., 21:34

    >Это мнения довольно радикально, но анализ различий в источниках библейского текста (МТ, СП, LXX, DSS) дает основание утверждать, что так называемая "девтерономическая радакция" библейских текстов произошла во времена династии Хасмонеев (2-1 века до н.э.).

    А поподробнее, какие доказательства происхождения в 2-1 веке?

    ОтветитьУдалить
  7. Я считаю, в действительности была лишь реформа именно Иосии, но не Езекии. И Иосия был в ней по сути лишь марионеткой кохенов - жрецов бога Яхве. Иосии было всего 8 лет, когда убили его отца "нечестивого" Аммона. Жрецы отлично воспользовались ситуацией, взяв воспитание малолетки в свои руки. Жрец - воспитатель рассказывал юному царю об истории его династии, искусственно разделяя царей на хороших и плохих. Хорошие - те которые поклонялись (якобы) одному лишь храмовому Яхве - это приносило благо и царю и народу, плохие - кто поклонялся также иным богам - от этого происходили все несчастья: проигранные войны, болезни, засуха и проч. Самым праведным царём изображался основатель династии Давид, с которым бог заключил некий таинственный договор, который и в самом деле "нашли" в храме на 18 году правления Иосии. Тогда-то и состоялась реформа, примерно так как это и описывается в библии, хотя конечно, библия всегда в чём-то врёт. Позже в послепленный период жреческого правления, когда династия уже пресеклась закон Давида трансформировался в закон Моисея. об этом я написал в статье http://proza.ru/2013/10/03/721 . О том, насколько сильно Иосия был зомбирован жрецами говорят обстоятельства его бессмысленной смерти. Он со слабыми силами преградил дорогу египетскому фараону, который и не думал нападать на Иудею - настолько был уверен, что Господь поможет ему победить, поскольку он-Иосия - праведный царь, "не уклоняющийся ни вправо, ни влево".

    Реформу же Езекии жрецы сочинили уже после плена. Их не устраивало следующее обстоятельство - почему бог позволил убить праведника и покарал евреев не непосредственно после совершения страшных грехов, а после того, как они резко взялись за ум и стали как никогда исправляться. Жрецам хотелось, напротив, Иосию очернить, сделать в перспективе негативным, а его реформы переписать на Езекию. Тогда бы всё было логично - Езекия своим примерным поведением заработал столько благодати, что бог после этого прощал целых полвека нечестия манассии и Аммона и лишь после грехов Иосии лимит терпения Господа иссяк.

    Ползучая эволюция заметна из сравнения более ранней четвёртой книги царств и более поздней второй книги паралипоменон (хроник), в которой Езекия уже становится праведнее иосии. Однако, осуществить замысел фальсификаторам не удалось. Канонизация состоялась раньше, чем жрецам удалось осуществить задуманное. А после канонизации изменять текст было уже нельзя.

    ОтветитьУдалить